Московские парки стали в последнее время привлекать к себе всё больше внимания. Многочисленные пресс-конференции, круглые столы, панельные дискуссии и конференции, выставки посвящены паркам. Проблема парков волнует всех, - городскую власть, архитекторов и общественность, и всех же объединяет. Парки – фокус общественного консенсуса. Слово «парк» во всех дискурсах последнего времени неизменно сопровождает неологизм «общественное пространство». И если понятие «парк» имеет или, точнее имело, до недавнего времени, ясный и хорошо знакомый образ, то смысл словосочетания «общественное пространство» каждый понимает по своему. Неясность и размытость термина «общественного пространства» в процессе взаимодействия с понятием «парк» стало искажать и переводить в какую то новую сущность последнее. Но не только этот странный и безликий термин, породу парка сильно подпортили всякие смысловые и функциональные паразиты, типа «…культуры и отдыха…», «…развлечений…» «…зоо…», «…дендро…», «…лесо…» или, совсем уж экзотическое «…гидро…». И традиционный парк постепенно стал подменятся каким-либо одним из этих гибридов. А странный монстр «общественное пространство» материализовался в некоем плоском месте в котором должно по затее учредителей добровольно собраться достаточно большое количество разных людей. И чем больше их там соберётся, тем успешней это самое пространство. Сначала слово «парк» утратило свой первоначальный смысл, следом за смыслом ушёл и переродился и сам объект. Разбить настоящий парк дело долгое, трудоёмкое, и не очень затратное. Зато квазипарк с «общественным пространством» устраивается за один сезон, плитка, асфальт и некоторое количество пиломатериалов, и вот парк готов к приёму гостей. Однако, что такое парк в традиционном понимании? – это фрагмент, точнее его искусная имитация, природной среды интегрированный в городскую застройку. Он может быть каким угодно – лесом, лугом, водоёмом… песчаной пустыней или степью, в конце концов… главное условие, он должен быть, на сколько это возможно, свободен от элементов городской среды и минимально приспособлен для комфортного пребывания там горожанина: сухие дорожки и лавочки, всё. В нашей же реальности всё иначе. Крошечная, размером в городской квартал, территория сквера Патриаршего пруда. Вокруг плотная застройка Малой Бронной и окрестных переулков. Первые этажи домов сплошь заняты магазинами, кафе и ресторанами. И почему-то один из ресторанов обязательно должен вылезти на берег и погрузиться в пруд своей террасой, противоположный берег пруда оккупирован чудовищной композицией памятника баснописцу и по всей окружности сквера, дублирующие тротуар, нелепые, замощённые камнем дороги. Ещё отвратительнее устроен сквер Чистопрудного бульвара. Треть пруда занята рестораном, один берег подслеповатым трёхэтажным зданием непонятного назначения, перегородившим бульвар от улицы до улицы, остальное – мощение. То, во что превращён за последние пару лет Парк имени Горького, выполнено совершенно по тем же лекалам, что и благоустройство несчастных бульваров. До реконструктивных мероприятий ЦПКиО был уже достаточно неприятен, со своими ржавыми аттракционами и купальней демобилизованных солдат. Когда началась реконструктивная активность и с набережной начали убирать металлолом, появилась надежда, что скоро в центре города действительно появится приличный парк. Надежде не суждено было сбыться. Появилось очередное общественное пространство. Тотально заасфальтированное поле заполненное фанерными сооружениями ресторанов, разной ценовой категории и уровня обслуживания, из каждого из которых раздаётся громкая музыка соответствующая вкусам посетителей именно данного заведения и разносятся запахи соответствующей кухни. Контрапунктом в этого праздника жизни является ностальгическое дощатое сооружение летнего кинотеатра – нелепое учреждение не способное служить выполнению своей заявленной функции по причине полного отсутствия звукоизоляции, в результате которого фонограмма фильма вытесняется миксом попсы из соседних ресторанов и воплями культурно отдыхающих граждан. И в завершении всего, ещё более неуместный в нашем климате, чем открытый кинотеатр, пляж- ресторан. В результате город получил тот же ЦПКиО, но гораздо в более концентрированном и ядрёном виде. Следующим на очереди в превращение в «общественное пространство» видимо стоит Сокольнический Парк. Судя по заявлениям участников конкурса на Парк в Зарядье, и его не минует чаша сия, и быть там ресторанам, эстрадам, кинотеатрам, танцплощадкам, ролердромам, каткам и прочим увеселительным граждан учреждениям. А как могло бы быть хорошо, если бы на месте ЦПКиО был разбит настоящий парк, и усталый от городской суеты горожанин мог войдя в его ворота сразу окунуться в тенистые заросли настоящего леса. И пусть бы этот лес был заполнен деревьями тех пород, которые наиболее соответствуют нашей широте и климату. Пусть бы в этом парке были наши лесные травы, цветы, кусты, грибы, в конце концов… и никакого асфальта, никакой скандально- знаменитой плитки… А ресторан, кинотеатр, СПА фитнес, театр, концертная площадка и центр современного искусства найдут своё место в городе, и всё пространство города станет вполне дружелюбным «общественным пространством» Локализованные фрагменты живой природы в виде парков, скверов и бульваров являются необходимой составляющей городской среды мегаполиса. Возобладавший в Москве в последние несколько лет вульгарный урбанизм, под видом создания «friendly city» планомерно уничтожает остатки природного комплекса, уцелевшие после коммерческой уплотнительной застройки. То, что раньше было парками и скверами становится вытоптаными и безжизненными «общественными пространствами».